новости

Экклезиаст

est-640tГлава 1

Слова Проповедующего в собрании, сына Давидова, царя в Иерусалиме:

Суета сует, — сказал Проповедующий, — суета сует: всё суета.

Что пользы человеку от всех его трудов, над чем он трудится под солнцем?

Род уходит, и род приходит, а Земля остается навек.

Восходит солнце, и заходит солнце, и на место свое поспешает,

Чтобы там опять взойти;

Бежит на юг и кружит на север, кружит, кружит на бегу своем ветер,

И на круги свои возвращается ветер;

Бегут все реки в море, — а море не переполнится,

К месту, куда реки бегут, —

Туда они продолжают бежать;

Всё — одна маята, и никто рассказать не умеет, —

Глядят, не пресытятся очи, слушают, не переполнятся уши.

Что было, то и будет, и что творилось, то творится,

И нет ничего нового под солнцем.

Бывает, скажут о чем-то: смотри, это новость!

А уже было оно в веках, что прошли до нас.

Не помнят о прежнем — так и о том, что будет, —

О нем не вспомнят те, кто будут позднее.

Я, Проповедующий, царил над Израилем в Иерусалиме,

И предал я сердце тому, чтобы мудростью изучить и изведать

Всё, что делается под небесами:

Тяжкую задачу дал бог решать сынам человека!

Видел я все дела, что делаются под солнцем,

И вот — всё это тщета и ловля ветра:

Кривое нельзя расправить, и чего нет, нельзя исчислить!

Сам себе промолвил я так:

Вот я мудрость свою умножил более всех,

Кто был до меня над Иерусалимом,

И много видело сердце мое и мудрости и знанья.

Так предам же я сердце тому, чтобы мудрость познать,

Но познать и безумье и глупость, —

Я узнал, что и это — пустое томленье,

Ибо от многой мудрости много скорби,

И умножающий знанье умножает печаль.

 

Глава 2

Я сказал себе: давай испытаю тебя весельем, —

Познакомься с благом!

Но вот — это тоже тщета;

О смехе промолвил я: он безумен,

И о веселии: что оно творит?

Попытался я увлечь свою плоть вином,

И хотя сердце оставалось мудрым,

Придержаться и глупости, пока не увижу,

Как лучше поступать сынам человека под небесами

За считанные дни их жизни?

Я великие делал дела,

Я виноградники насаждал, я дома себе строил,

Я устроил себе цветники и сады, насадил в них дерев плодовых,

Я устроил себе пруды — орошать из них рощи, растящие деревья,

Приобрел я рабов и наложниц, и были у меня домочадцы,

А коров и овец приобрел я больше, чем все до меня в Иерусалиме;

Серебра и золота я тоже собрал и сокровищ от царей и сатрапий,

Завел я певцов, и певиц, и наслажденье людей — плясунов и плясуний.

И стал велик я более всех, кто был до меня в Иерусалиме

(А мудрость осталась со мною),

Ни в чем, что очи мои просили, я не отказывал им,

Ни от какой я радости не удерживал сердце:

Ибо ликовало мое сердце из-за моих трудов, —

Ведь была мне вся эта доля из-за моих трудов!

Но оглянулся я на дела, что сделали мои руки,

И на труды, над чем я трудился, —

И вот, всё — тщета и ловля ветра,

И нет в том пользы под солнцем!

И я оглянулся — посмотреть на мудрость, на безумье и глупость, —

Ибо что может тот, кто следует царю? То, что делали раньше!

И увидел я, что полезнее мудрость, чем глупость,

Как полезнее свет, чем тьма:

У мудрого есть глаза, а глупый, бродит во тьме, —

Но и то я узнал, что единая участь постигнет их всех.

И подумал я про себя:

Раз участь глупца и меня постигнет,

То зачем же я был столь премудрым?

И сказал я себе, что это тоже — тщета,

Ибо вместе с глупцом и о мудром вовек не вспомнят,

Потому что в грядущие дни всё будет давно забыто, —

Как же это мудрый должен равно с глупцом умирать?

И возненавидел я жизнь,

Ибо злом показалось мне дело, что делается под солнцем,

Ибо всё — тщета и ловля ветра.

И возненавидел я сам весь труд, над чем я трудился под солнцем,

Потому что оставлю его человеку, что будет после,

И кто знает, мудрый ли он будет или глупый, —

А будет владеть моими трудами,

Над чем я трудился, явив себя мудрым под солнцем:

Это тоже — тщета.

И обратил я к отчаянью сердце

Из-за всего труда, над чем я трудился под солнцем, —

Ибо был человек, чей труд был мудрым, умелым, успешным, —

А отдаст свою долю тому, кто над ней не трудился, —

Это — тоже тщета и большое зло.

Что же остается человеку

За его труды и томление сердца,

Над чем он трудится под солнцем?

Ибо все его дни — печали, и заботы его — это скорби,

Даже ночью нет сердцу покоя,

Даже это — тоже тщета.

Нет человеку блага, кроме как есть и пить —

Чтобы было ему хорошо от его труда;

И, однако, я увидел, что и это дано от бога,

Ибо кто, и поевши, узнает вкус без него?

Ибо тому, кто благ для него, дает он мудрость, и знанье, и радость,

А тому, кто согрешает, дает он заботу: копить и сбирать,

Чтобы отдать тому, кто благ для бога, —

Это тоже тщета и ловля ветра.

 

Глава 3

Всему свой час, и время всякому делу под небесами:

Время родиться и время умирать,

Время насаждать и время вырывать насажденья,

Время убивать и время исцелять,

Время разрушать и время строить,

Время плакать и время смеяться,

Время рыданью и время пляске,

Время разбрасывать камни и время складывать камни,

Время обнимать и время избегать объятий,

Время отыскивать и время дать потеряться,

Время хранить и время тратить,

Время рвать и время сшивать,

Время молчать и время говорить,

Время любить и время ненавидеть,

Время войне и время миру.

Что пользы творящему в том, над чем он трудится?

Я понял задачу, которую дал бог решать сынам человека:

Всё он сделал прекрасным в свой срок,

Даже вечность вложил им в сердце, —

Но чтоб дела, творимые богом,

От начала и до конца не мог постичь человек.

Я узнал, что блага нет человеку,

Кроме как есть, и пить, и делать благое в жизни,

Но даже если кто ест, и пьет, и видит благо в труде,

То это — божий дар.

Я узнал: всё, что бог творит, — это будет вовек:

Нельзя ничего прибавить, и нельзя ничего отнять,

А сотворил так бог, чтобы его боялись.

Что было — уже есть, и чему быть — уже было,

А исчезнувшее бог отыщет.

И то еще я увидел под солнцем:

Место суда — а там нечестье,

Место праведного — а там нечестивый.

Подумал я про себя:

Праведного с нечестивым бог рассудит,

Ибо там есть время для каждой вещи и каждого дела.

Подумал я про себя:

Это бог — ради человеков, чтобы их просветить,

Дабы поняли сами, что они -это скот, и только!

Ибо участь сынам человека и участь скоту-

Одна и та же им участь:

Как тому умирать, так умирать и этим,

И одно дыханье у всех, и не лучше скота человек;

Ибо всё-тщета.

Всё туда же уходит,

Всё — из праха, и всё возвратится в прах;

Кто знает, что дух человека возносится ввысь,

А дух скота — тот вниз уходит, в землю?

Я увидел: нет большего блага, чем радоваться своим делам,

Ибо в этом и доля человека, —

Ибо кто его приведет — посмотреть, что будет после?

 

Глава 4

И еще я увидел все угнетение, творимое под солнцем:

Вот слезы угнетенных, — а утешителя нет им,

И в руке угнетателя — сила, а утешителя нет им!

И прославил я мертвых, — что умерли давно, —

Более, чем живых, — что живут поныне;

Но больше, чем тем и другим, благо тому, кто совсем не жил,

Кто не видел злого дела, что делается под солнцем.

Поглядел я на весь труд, — а весь успех работы —

Зависть человека к другому человеку;

Это — тоже тщета и ловля ветра:

Глупец сложит руки, а завистью себя пожирает!

Лучше покоя на одну ладонь,

Чем полные горсти тщеты и ловли ветра.

И еще я увидел тщету под солнцем:

Есть одинокий, и с ним никого: ни сына, ни брата,

И нет конца всем его трудам,

И не сыты его очи богатством:

«И для кого я тружусь и себя лишаю блага?»

Вдвоем быть лучше, чем одному,

Ибо есть им плата добрая за труды их;

Ибо если упадут — друг друга поднимут;

Но горе, если один упадет, а чтоб поднять его — нет другого,

Да и если двое лежат — тепло им; одному же как согреться?

И если кто одного одолеет,

То двое вместе против него устоят;

И втрое скрученная нить не скоро порвется.

Лучше бедный мальчик, но умный, чем царь престарелый, но глупый,

Что уже не умеет понять предостереженья —

Ибо этот из темницы выйдет царить,

Ибо тот рожден даже в царственном сане нищим;

Видел я, как всё живое, всё, что движется под солнцем, —

Вместе с мальчиком, с тем другим, кто займет его место:

Нет конца народу, всем, кто был поначалу!

Но не порадуются ему те, кто будут позже, —

Ибо это тоже тщета и пустое томленье.

 

Глава 5

Следи, как ступаешь, в дом божий идя:

Подойти, чтобы слушать, лучше, чем жертвы приносить с глупцами,

Ибо, сами не зная, творят они зло.

Не торопись языком и в сердце своем не спеши

Слово вымолвить, предстоя перед богом:

Ибо бог — на небесах, а ты — на земле,

Потому да будут твои речи кратки.

Ибо возникает мечтанье из множества забот,

И речь глупца — из множества слов.

Что ты богу обещал по обету — то исполни неотложно,

Ибо не жалуют глупцов: обещал — исполни!

Лучше не обещать, чем обещать и не исполнить;

Не давай устам ввести тебя в грех,

И посланцу не говори, что случилась ошибка:

На звук твоей речи зачем гневаться богу,

И дело твоих рук зачем губить?

Ибо от множества мечтаний — много тщетных слов,

Ибо бога ты должен бояться.

Если увидишь в стране угнетение бедных,

Извращение суда и правды —

Не удивляйся таким делам:

Ибо начальник за начальником следит, а за ними — начальство;

Но польза земли — во всем: и царю служит поле!

Любящий деньги не насытится деньгами,

Ни доходом — тот, кто любит копить:

Это тоже тщета.

Чем больше добра, тем больше едоков,

А владельцу какая прибыль? Разве что посмотрит!

Сладок сон работящего, поел ли мало он или много,

А сытость богача не даст ему сном забыться:

Есть злой недуг, — видал я под солнцем, —

Богатство, хранимое на беду владельцу!

А пропадет то богатство среди тяжкой заботы, —

Породивши сына, он тому ничего не оставит,

Ибо как вышел он наг из утробы материнской,

Так вернется, чтоб уйти, как пришел,

И за труд свой в руке унести ничего не сможет.

И это тоже -злой недуг:

Одинаково всякий как приходит, так уходит,

И что пользы ему, что трудился на ветер?

И все-то дни свои он ест во тьме,

И много скорбей, и болезни у него, и злобы!

Вот что я увидел благого:

Что прекрасно есть, и пить, и видеть благо в своих трудах —

Над чем кто трудится под солнцем

В считанные дни своей жизни, что дал ему бог, —

Ибо то его доля.

Так и всяк человек — кому дал бог добра и богатства,

И дал ему власть воспользоваться ими,

И брать свою долю, и радоваться своим трудам, —

То это есть божий дар:

Ибо нечего ему вспоминать о днях своей жизни,

Ибо бог посылает ему ответ в его радости сердца.

 

Глава 6

Есть зло, что я увидел под солнцем, велико оно для людей:

Человек, кому бог дал добра, и богатства, и почета,

И все у него есть, чего б душа ни пожелала, —

Но не дано ему богом власти воспользоваться этим,

Так что пользуется чужой человек, —

Это — тщета и злая болезнь.

Если сотню сынов породит и многие годы пребудет,

То сколько бы лет ни прожил,

Но коль душа не насытилась благом

Или если не было ему погребенья, —

Я подумал: лучше выкидышу, чем ему.

Ибо в тщете тот пришел и во тьму уйдет,

И тьмою его имя сокрыто,

Даже солнца не знал и не ведал —

Но тому покойней, чем ему:

Если 6 даже дважды две тысячи лет он прожил,

А блага не видел —

То разве всё не туда же уходит?

Трудится человек для рта, а сам недоволен:

Ибо чем превосходит мудрый глупца,

Чем — бедный, кто умеет лицом к лицу быть с жизнью?

Лучше зримое очами, чем то, к чему тянется душа,

Это тоже — тщета и ловля ветра.

Всё, что было, уже имеет имя,

И каково оно — известно:

Человек не может тягаться с сильнейшим, чем он,

Ибо много есть слов, что множат тщету, —

И чем от них лучше человеку?

Ибо кто знает, что есть благо человеку в жизни

В считанные дни его тщетной жизни?

А ее он сделал себе сенью,

Потому что — кто же объявит человеку,

Что будет после него под солнцем?

 

Глава 7

Лучше доброе имя, чем добрый елей,

И день смерти лучше дня рождения.

Лучше пойти в дом плача, чем пойти в дом пира,

Потому что таков конец для всякого человека,

И живой это сердцем запомнит.

Лучше скорбь, чем смех, ибо с худым лицом добреет сердце, —

Сердце мудрых в доме плача, а сердце глупых в доме веселья.

Лучше слушать от мудрого порицанье,

Чем слушать человеку песню глупца,

Ибо как терниев треск на костре под котлом, так и смех глупца:

И это — тоже тщета.

[Лучше бедность, чем неправедная нажива],

Ибо лихва превращает мудреца в безумца,

А подачка разрушает сердце.

Лучше конец дела, чем начало дела,

Лучше терпение, чем гордыня:

Не спеши скорбеть, ибо скорбь обитает в груди глупцов,

Не говори: «Как случилось, что прежние дни были лучше этих?»,

Ибо не от мудрости ты спросил об этом.

Наравне с наследием мудрость — благо,

Даже лучше она для видящего солнце:

Ибо под сенью мудрости — под серебряной сенью

А польза знания: мудрость знающему жизнь продлевает.

Посмотри на деяния бога,

Ибо кто может расправить, что он искривил?

В день благой будь блажен, а в день худой — пойми:

Бог наравне с тем днем и этот создал,

Чтобы после себя человек не нашел ничего.

Всякое я видел в мои тщетные дни:

Есть праведник, гибнущий в праведности своей,

И есть нечестивец, долговечный в своем нечестье:

Не очень будь праведным и не слишком мудрым —

Зачем тебе ужасаться?

Не очень будь нечестивым и не будь глупцом —

Зачем тебе умирать до срока?

Благо, если ты придержишься одного

И от другого не отпустишь руку, —

Но боящийся бога от всего уйдет.

Только вот это я нашел: что сделал бог человека прямым

Они же ищут многих ухищрений.

 

Глава 8

Кто подобен мудрецу, кто знает толкование слова:

«Мудрость человека просветлит его лик,

И переменится дерзость его лика»?

По мне — приказ царя соблюдай,

Но только ради клятвы перед богом;

Не спеши от него идти, при деле злом не присутствуй,

Ибо всё, что желает, творит он,

Потому что царское слово властно,

И кто ему скажет: «Что творишь ты?»,

Мудрость поможет мудрому лучше,

Чем в городе десять могучих,

Ибо праведника нет на земле такого,

Чтобы благо творил и не погрешил бы.

И не все, что говорят, принимай ты к сердцу,

Чтоб не слышать, как клянет тебя раб твой, —

Ибо сколько раз было — твое сердце знает,

Что и сам ты тоже клял других.

Мудростью поверял я всё это,

Думал: «Стану мудрым», — а она от меня далека.

Далеко то, что было, и глубоко, —

Глубоко — кто его отыщет?

Старался я и сердце мое

Узнавать, и разведывать, и разыскивать замысел и премудрость, —

Чтоб узнать, что нечестие — глупость, а глупость — безумье.

А горше смерти нахожу я женщину, потому что она — ловушка

И сердце ее — тенета, и руки ее — узы;

Кто благ для бога, ее избежит, а согрешающий попадется.

Вот это постиг я, — сказал Проповедовавший в собрании, —

Мало-помалу замысел постигая;

Что еще искала душа моя, чего не нашел я?

Мужа — одного из тысячи нашел я,

Потому что бога он не боялся

Бывает на земле и такая тщета:

Есть праведники, а дана им участь в меру деяния нечестивцев,

И есть нечестивцы, а дана ям участь в меру деяния добрых, —

Я подумал, что это тоже — тщета;

И восхвалил я радость, потому что блага нет человеку под солнцем,

Кроме как есть, и пить, и веселиться,

И да последует это за трудами дней его жизни,

Которые дал ему бог под солнцем.

Когда склонил я сердце мудрость познать

И увидеть заботу, что создана под солнцем

(Ибо ни днем, ни ночью сна не знают очи),

То увидел я всё дело бога:

Что не может человек найти суть дела, что делается под солнцем,-

Сколько б ни трудился искать человек — не найдет;

И если даже скажет мудрец, что сумеет, — не найдет.

 

ГЛАВА 9

Ибо это всё я запомнил в сердце,

Дабы это всё объяснить, —

Что праведные и мудрые и дела их — в руке у бога:

Человек не знает, что предстоит —

Любовь или ненависть? Всё возможно;

Всё, как всем: одна участь праведному и нечестивцу,

Благому и чистому — и нечистому;

Приносящему жертвы — и тому, кто не приносит жертвы,

Как благому — так и грешному,

Как клянущемуся всуе — так и боящемуся клятвы;

Это — беда во всем, что делается под солнцем,

Ибо участь для всех одна;

Потому-то осмеливаются люди на зло,

И пока они живы, в их сердцах — безумье, —

А после этого — к мертвым.

Ибо тому, кто сопричислен ко всему живому, есть надежда,

Ибо живой собаке лучше, чем мертвому льву;

Ибо живые знают, что умрут, но мертвые ничего не знают,

И нет им более платы, ибо память о них исчезла,

А любовь их, и ненависть их, и зависть — это сгинуло давно,

И доли нет им более в мире,

Во всем, что делается под солнцем.

Так ешь же в радости хлеб твой и с легким сердцем пей вино,

Ибо бог уже давно предрешил твои деянья.

Во всякое время да будут белы твои одежды,

И пусть не оскудевает на голове твоей умащенье;

Наслаждайся жизнью с женщиной, которую любишь,

Все дни твоей тщетной жизни,

Потому что дал тебе он под солнцем

Все твои тщетные дни,

Ибо это — твоя доля в жизни и в твоих трудах

Над которыми сам ты трудишься под солнцем.

Всё, что готова рука твоя делать, — в меру сил твоих делай,

Ибо нет ни дела, ни замысла, ни мудрости, ни знанья

В преисподней, куда ты уходишь.

И еще довелось мне увидеть под солнцем,

Что не быстрым удача в беге, не храбрым — в битве

И не мудрым — хлеб, не разумным — богатство

И не сведущим благословенье,

Но срок и случай постигает их всех;

Ибо так и человек не знает срока,

Как рыбы, захваченные злою сетью,

И как птицы, попавшие в сидок, —

Как они, в злой час уловляются сыны человеков,

Когда он внезапно их настигнет.

Также ту я видел мудрость под солнцем,

И велика она мне показалась:

Небольшой городок, и людей в нем мало,

А вышел против него великий царь,

И осадил его, и воздвиг великие осадные валы, —

Но нашелся в нем мудрый бедный человек,

И он умел избавить город мудростью своею, —

Но никто не вспомнил того бедного человека.

И я подумал: лучше мудрость, чем храбрость,

Но мудрость бедного презирают и не слушают его речей:

Речи мудрого в спокойствии слышнее,

Нежели крик начальника глупцов;

Блага в мудрости больше, чем в орудиях войны, —

Но один согрешающий погубят много блага.

 

Глава 10

От подыхающих мух смердит и бродит елей умащенья,

Немного глупости перевесит почет и мудрость.

Думы мудрого дельны, а думы глупого бездельны,

И даже на пути, которым глупец идет, ему не хватает смысла,

А он говорит о каждом: «Вот глупец!»

Если прогневится на тебя начальник — не покидай своего места,

Ибо уступчивость прекращает большие грехи.

Есть зло, — видал я под солнцем, —

Что от имеющего власть исходит заблужденье:

Поставлена глупость на высокие посты,

А достойные внизу пребывают.

Видел я рабов на конях

И князей, шагавших пешком, как рабы!

Копающий яму в нее упадет,

И сносящего стенку укусит змея.

Разбивающий камни о них ушибется,

И колющему дрова от них угроза.

Если затупело железо, — не заточив лезвие, только силы потратишь:

Польза-мудростью преуспеет!

«Если прежде заклинания змея укусит, то в болтунах уже пользы нет,

Речи мудрого — благостыня, а уста глупца его же и поглотят:

Начало речей его — глупость,

И конец речей его — злое безумье, —

А глупец все множит слова.

Не знает человек, что будет,

И о том, что случится после, кто ему объявит?

Труды глупца его утомят,

Потому что не знает он дороги в город!

Горе тебе, страна, чей царь — невольник

И чьи князья пируют спозаранку,

Блаженна ты, страна, чей царь — свободный

И чьи князья едят в положенное время,

Для укрепления мужества, а не для пьянства.

От ленивых рук обрушится остов дома,

И кто опускает руки, у того протекает крыша;

Для того чтоб смеяться, ставят хлеб на столы,

И увеселяет жизнь вино;

А деньги всё разрешают.

Даже в мыслях не кляни царя,

И в спальном покое не кляни богатых,

Ибо птицы небесные перенесут твою речь,

И пернатые объявят дело.

 

Глава 11

Посылай свой хлеб по водам,

Ибо спустя много дней ты его найдешь,

Давай доли семи и даже восьми,

Ибо ты не знаешь, какая беда на земле может статься:

Если наполнятся тучи, то на землю дождь они проливают,

И если упало дерево, — на юг ли, на север, —

То дерево — там, куда оно упало.

Следящий за ветром не будет сеять,

И глядящий на тучи не будет жать:

Точно так, как не знаешь ты, откуда стало дыханье

И кости откуда в беременной утробе,

Так не знаешь ты дел бога, создающего всё.

Сей семена с утра и руке до вечера не давай отдохнуть,

Ибо ты не знаешь, что удастся — то или это,

Или то и другое равно хорошо.

И сладок свет, и благо очам — видеть солнце,

Ибо если много дней человек проживет,

То да радуется каждому из них —

И помнит о днях темноты, ибо тех будет больше:

Всё, что наступит, — тщета.

Радуйся, юноша, молодости своей,

И в дни юности твоей да будет сердцу благо;

И ходи по путям, куда влечет тебя сердце,

И по зримым твоими очами,

И знай, что за всё это бог призовет тебя к суду;

Но скорбь отвергни от сердца

И худое отведи от плоти,

Ибо молодость и черные волосы — тщета.

 

Глава 12

И о своем создателе помни с юных дней,

Еще до поры, как настанут дни худые

И приблизятся годы, о которых ты скажешь: «Я их не хочу», —

До поры, как затмится солнце,

И свет, и луна, и звезды,

И после дождя будут снова тучи, —

В день, когда трясущимися станут обходящие дом,

И скрючатся твои бойцы,

И будут мельничихи праздны, ибо станет их мало,

И потускнеют глядящие в окошки,

И запрутся на улицу двери,

Как затихнет голос зернотерок,

И еле слышен станет голос птиц,

И поющие девушки притихнут;

Малого холмика станешь бояться,

И препоны будут на дороге,

И цветы миндаля опадут,

И наестся саранча,

И осыплется каперс желанья —

Ибо уходит человек в свой вечный дом,

И наемные плакальщики на улице кружат;

До поры, как порвется серебряный шнур,

И расколется золотая чаша,

И разобьется кувшин у ключа,

И сломается ворот у колодца.

И прах возвратится в землю, которою он был,

И возвратится дыхание к богу, который его дал.

Суета сует, — сказал Проповедовавший в собрании, — всё суета.

razdel-650

А сверх того, что был мудрым Проповедующий, он еще учил народ знанию, и взвешивал, и исследовал, и складывал многие притчи.

Искал Проповедующий, как найти слова дельные и написанные верно, слова истины.

Слова у мудрых — как стрекало погонщика,

И как вбитые гвозди — у собирателей пословиц:

От единого пастыря даны.

А кроме них, мой сын, остерегись:

Много книг составлять — конца не будет,

И много читать — утомительно для плоти.

Послушаем всему заключенье:

Бога бойся, храни его заветы,

Ибо это каждому подобает,

Ибо всякое дело бог призовет к суду

Над всем сокрытым в тайне — худым и хорошим.

Соломон. Экклезиаст

по изданию П.С.Таранова «Анатомия мудрости»

Екклесиаст (синодальный перевод)

.

Scroll To Top