новости

Государственная тайна

История законодательного регулирования защиты государственной тайны в России ведет свое начало с XVIII в. Одним из первых регламентов в этой области стал указ Петра I «О делах sovershenno_sekretno-310тайности подлежащих» от 13 января 1724 г.

Разглашение гостайны было отнесено к государственным преступлениям в «Уложении о наказаниях уголовных и исправительных» 1845 г.

При этом в Российской империи не существовало централизованной системы защиты государственной тайны. Министерство иностранных дел, Военное ведомство и Департамент полиции самостоятельно обеспечивали ее сохранность. В 1914 г. был издан первый «перечень сведений и изображений, касающихся внешней безопасности России», разглашение которых подлежало уголовному наказанию.

Охрана гостайны в СССР

После революции 1917 г. подобный список был утвержден 13 октября 1921 г. декретом Совета народных комиссаров (СНК) РСФСР.

Информация делилась на две группы: военного и экономического характера. Более полный список секретных сведений был законодательно принят 27 апреля 1926 г. Он содержал 12 пунктов и был разбит на три раздела — сведения военного, экономического характера и «иного рода».

К гостайне были отнесены сведения о дислокации, организации, оборудовании, снабжении воинских частей, мобилизационных и оперативных планах, состоянии военной промышленности, «изобретение новых технических и иных средств военной обороны», состояние казначейских валютных фондов, переговорах с иностранными государствами, методах борьбы со шпионажем и контрреволюцией, шифрах и пр. Многие из этих понятий сохраняются в списке государственных секретов до настоящего времени.

В послевоенный период действовало постановление Совета министров СССР от 8 июня 1947 г. «Об установлении перечня сведений, составляющих государственную тайну, разглашение которых карается по закону». Оно содержало 4 раздела (14 пунктов), в целом повторяющих перечень 1926 г. К списку гостайн были добавлены данные об экспорте и импорте ряда товаров, о геологических запасах и добыче цветных и редких металлов.

Кроме того, согласно постановлению, правительство могло своими решениями признавать секретными и другие сведения.

Различают пять уровней секретности и три формы допуска к информации. Уровень секретности зависит от степени опасности разглашаемых сведений и ответственности, которую может понести разглашающий. Совсем необязательно, что человек, так или иначе рассказывающий посторонним лицам государственную тайну, может быть привлечен к суду.

Здесь многое зависит от:

— собственно уровня секретности информации;

— времени, которое прошло с момента получения секретных сведений;

— положения в обществе, которое занимает человек и его заслуг перед ним (бывает и так);

— многих других факторов, которые рассматриваются в каждом случае отдельно.

top-sekret

Не вся информация секретна, это очевидно. И допуск к ней редко требует разрешения. На документы, содержащие хоть сколько-нибудь секретную информацию, или государственную тайну ставят следующие отметки, называемые грифами:

Секретно. Ими отмечаются документы, к которым нежелателен допуск посторонних лиц. Сведения в них содержат самый низкий уровень секретности. Совсем необязательно, что эта информация относит к военной или оперативно-розыскной тайне. Секретные документы вполне могут содержать коммерческую или промышленную тайну. К примеру, информация из больничных карточек является секретной.

Совершенно секретно. Разглашение любой информации, содержащейся в этих документах подпадает под уголовные статьи.

Особой важности. Таким грифом отмечаются письма, фото и видеозаписи, компьютерные файлы и другие сведения, разглашение которых может повлиять на государственную безопасность, обороноспособность страны.

Конечно, все гораздо шире, но в рамках одной статьи все последствия, которые могут следовать за «не хранением» секретных документов невозможно.

Еще есть две формы допуска информации. Это «не секретно» и ДСП («для служебного пользования»). Первую распространяет, получает, хранит, размножает любой человек. Документы ДСП являются повседневной информацией, обращающейся в среде государственных, силовых, правоохранительных органов. Ее разглашение не так опасно, если бы она включала в себя секретные знания, но все же может повлечь за собой какие-нибудь негативные последствия.

Не имеет вообще никакой формы допуска любой гражданин или не гражданин любой страны, все СМИ.

Третью, низшую форму имеют многие военные, сотрудники силовых органов, государственных структур, НИИ и т.п. Люди, имеющие ее, могут быть допущены к секретной и ДСП информации. Вторая форма разрешает допуск к тому же плюс особо секретно.

И, наконец, первая форма допуска к информации особой важности. Ею обладает совсем небольшой круг лиц.

А вот кто может определить, какая информация секретна, какая особой важности, а какая может распространяться везде и каждым?

Сегодня, когда нет цензуры, секретные документы часто попадают на всеобщее обозрение. К счастью, все-таки сведения, составляющие государственную тайну, доступны в основном только уполномоченным на то лицам. Причем сами эти сведения меняются от эпохи к эпохе. Например в советское время многое, что касалось жизни партийной номенклатуры, их доходы, образ жизни являлись секретными. А сегодня нет.

И тогда, и сегодня определит, какие документы секретны, а какие нет могут только специальные комиссии под руководством очень небольшого количества уполномоченных лиц. Среди них Президент, Председатель Правительства, Генеральный прокурор, главы регионов, руководители некоторых министерств и ведомств, таких как МВД или Росатом.

Некоторые документы могут перестать быть секретными за очень малое время. Для примера возьмем военный ультиматум. Пока он разрабатывается, обсуждается, составляется, формируется власть имущими одной страны, пока его читают и переваривает верхушка другой, он является документом особой важности. Но вот его переварили, ужаснулись невыполнимым требованиям и вот, ультиматум перестает быть секретным, о ближайшем начале войны знает каждый человек в стране.

Разглашение или другое распространение секретной информации не обязательно угрожает, но несомненно бьет по безопасности государства. Поэтому предатели не уважаются ни в стране, против которой они совершили преступление, нив остальных, даже тех, куда он передавал секретную информацию. Вызывать уважение такие люди могут только у либеральных правозащитников и несведущих людей, не пожимающих тяжести совершенного преступления. Надо сказать, что непосредственное обладание секретными сведениями и разрешение на такое обладание отнюдь не равноценны.

Чем секретнее документы, с которыми работает человек, тем большая ответственность лежит на нем и … тем меньше у него конституционных прав! Поэтому мы, рядовые граждане страны, в каком-то направлении обладаем большим количество прав, чем даже Президент страны.

.

Scroll To Top