новости

Портрет Поэта

Я хотел сделать какую-то подборку, опубликовать любимые песни, стихи Владимира Высоцкого…

И понял, что это невозможно сделать.v-345

Какую в данный момент слушаешь – та и любимая. Каждая – под своё настроение и состояние души.

Все, кто любят творчество Владимира Семёновича и помнят о нём в этот день, наверняка имеют собственную коллекцию его произведений, а при желании найдут на просторах интернета практически всё им сочинённое и исполненное.

Эх, такую бы роскошь в том, памятном 1980-м году…

Сегодня, в светлый день его рождения, я хочу показать вам одну не очень известную его песню. Так сложилось, что её не транслируют по радио и ТВ, не исполняют в концертах.

Между тем, это подлинный поэтический шедевр.

Мне судьба — до последней черты, до креста
Спорить до хрипоты (а за ней — немота),
Убеждать и доказывать с пеной у рта,
Что не то это вовсе, не тот и не та,

Что лабазники врут про ошибки Христа,
Что пока ещё в грунт не влежалась плита,
Триста лет под татарами — жизнь ещё та:
Маята трехсотлетняя и нищета,

Что под властью татар жил Иван Калита,
И что был не один, кто один против ста,
И намерений добрых, и бунтов — тщета,
Пугачёвщина, кровь, и опять — нищета.

Пусть не враз, пусть сперва не поймут ни черта — 
Повторю, даже в образе злого шута.
Но не стоит предмет, да и тема не та:
Суета всех сует — всё равно суета.

Только чашу испить не успеть на бегу,
Даже если разлить — всё равно не смогу.
Или выплеснуть в наглую рожу врагу?
Не ломаюсь, не лгу — всё равно не могу!

На вертящемся гладком и скользком кругу
Равновесье держу, изгибаюсь в дугу.
Что же с чашею делать — разбить? Не могу.
Потерплю и достойного подстерегу.

Передам — и не надо держаться в кругу
И в кромешную тьму, и в неясную згу.
Другу передоверивши чашу, сбегу.
Смог ли он её выпить — узнать не смогу.

Я с сошедшими с круга пасусь на лугу.
Я о чаше невыпитой здесь — ни гу-гу!
Никому не скажу, при себе сберегу.
А сказать — и затопчут меня на лугу.

Я до рвоты, ребята, за вас хлопочу —
Может, кто-то когда-то поставит свечу
Мне за голый мой нерв, на котором кричу,
И весёлый манер, на котором шучу.

Даже если сулят золотую парчу
Или порчу грозят напустить — не хочу:
На ослабленном нерве я не зазвучу,
Я уж свой подтяну, подновлю, подвинчу.

Лучше я загуляю, запью, заторчу,
Всё, что ночью кропаю, в чаду растопчу,
Лучше голову песне своей откручу —
Но не буду скользить, словно пыль по лучу.

Если всё-таки чашу испить мне судьба.
Если музыка с песней не слишком груба,
Если вдруг докажу, даже с пеной у рта,
Я уйду и скажу, что не всё суета.

<1977, июнь>

Думаю, не надо лишних слов о глубокой лиричности и высоком гражданском звучании. Но если вы хоть малость чутки к поэзии – вглядитесь в текст, как мастерски он сделан! Какие чёткие рифмы – а их всего-то три во всём стихотворении – какие глубокие внутренние созвучия, как чётко впечатаны не то что слова, а слоги и звуки в математически точную кладку этого монолита; уж точно – что написано пером…Душой поэт создаёт чувства, разумом – созвучия и строки… А чем он исполняет, чем заряжает нас неимоверной мощью своей энергетики – всей сущностью своею, да и не только своей, пожалуй – а всей энергией мироздания, ниспосланной ему свыше.

Автор: Ильяс Бичурин

Фото: Арутинов Владимир

.

Scroll To Top