новости

Выпускники ХАИ

Замечательный ресурс

Кладезь неформальных  историй о студентах, преподавателях и выпускниках Харьковского авиационного института» — «хаёвцах».

n-oleynik-640-play

ХАИ — это я, ХАИ — это мы,

ХАИ — это лучшие люди страны!

Участники создания баллистических ракет для атомных подводных лодок. 

h-3-sayt

СИДОРЕНКО Владимир, 2-ой факультет (ФДЛА), ( Россия, Миасс)

Выпускники ХАИ моего поколения, окончившие его в 60-х, начале 70-х годов прошлого века оказались наиболее востребованными и профессионально успешными, работая по полученной специальности в различных КБ, НИИ, или заводах. Особенно это относится к тем из них, кто попал в ракетно-космическую отрасль. Именно в эти годы она начиналась и бурно развивалась, достигнув своего пика к концу 80-х годов.
Одним из таких оказался и я, кто в апреле 60-го года в составе восьми человек Сидоренко В.Н., Прохоров А.А., Черепов Н.Ф., Денисов А.М., Дымченко В.В., Мазница А.М., Бездетко В.Я., Базыкин В.К. – мотористов со специализацией ЖРД прибыл на Урал в Миасс в СКБ-385.
Это КБ всего полгода назад переместилось из Златоуста в специально построенный городок (впоследствии названный Машгородком). В нём тогда было всего пятнадцать четырёхэтажек. На въезде за бетонным забором с колючей проволокой стоял инженерный корпус КБ. В четырёх километрах от него располагались первые цеха ракетного завода. В КБ тогда было всего несколько сот человек. Основным направлением работ его было создание ракет для подводных лодок. Возглавлял КБ Виктор Петрович Макеев, из «гнезда С.П. Королёва», и было ему тогда всего 35 лет.
Городок располагался в красивейшем месте – в долине реки Миасс у подножья Ильменского хребта. Рядом было старинное село Тургояк и озеро того же названия, голубая жемчужина Южного Урала. В общем, отличное место для начала трудовой деятельности и жизни.
Распределили нас по разным отделам. Мне посчастливилось попасть в головной проектно-конструкторский отдел, занимающийся общим проектированием ракеты, хотя мои знания о конструкции ракет не выходили тогда за рамки ФАУ-2. Другие попали в отделы прочности, рулевых приводов, головных частей, бортовой телеметрии, пусковых установок. Так что из двигателистов нам пришлось переучиваться в ракетчиков.
К тому времени в КБ уже было создано первое поколение ракет для ПЛ, в т.ч. первая ракета с подводным стартом 4К-55. Вот её конструкцию мне и пришлось досконально изучить, а также основательно пополнить багаж знаний, полученный в институте в области аэродинамики, гидродинамики, прочности, материаловедению и баллистике применительно к этому типу ракет. На это собственно и ушёл первый год работы у меня, как молодого специалиста.
В то же время в КБ уже начались первые проектные проработки по ракетам второго поколения и со второго года работы мне уже поручались задания по этим ракетам. А они существенно отличались от ракет первого поколения. В них закладывались принципиально новые компоновочные решения, новые материалы, топлива, двигатели. С годами нарабатывался опыт, рос профессиональный уровень, появились первые изобретения, публикации, и к 1966 г. я уже был конструктором первой категории.
Перед третьим поколением ракет стояли ещё более сложные задачи, они должны были стать межконтинентальными, иметь высокую точность, нести несколько блоков индивидуального наведения, способных преодолевать систему ПРО. В период разработки этого поколения я уже стал начальником группы, а в 1973 г. начальником проектно-конструкторского сектора.
До начала 90-х годов сектор разработал проектную документацию на три сданных на вооружение комплекса, в т.ч. на самую совершенную в мире по энергомассовым характеристикам ракету 3М-37 и 90-тонную твёрдотопливную ракету 3М-65, которой оснащались самые большие в мире атомные ПЛ «Тайфун». Последняя ракета по договору СНВ-3 была снята с вооружения и уничтожена. Создавалась она очень нелегко, так как у нас не было опыта разработки твёрдотопливных ракет. Пришлось одновременно учиться и творить, но с задачей мы успешно справились. Американские специалисты из комиссий, наблюдающих за уничтожением, были поражены техническими решениями, которые мы применяли.
Ракета 3М-37, частично модернизированная в 2007 г., под названием «Синева» до сих пор стоит на вооружении ВМФ, поскольку полноценной замены ей ракетой «Булава» разработки Московского института теплотехники так до сих пор и не произошло. Помимо этих разработок, сектор выполнил большое количество НИРов и перспективных авангардных проектов, ставших базой и для современных разработок КБ. В целом, это неповторимое время было периодом напряжённейшего творческого труда и для меня и для сектора.
Благодаря этим двум ракетам, к концу 80-х был достигнут паритет с США по морской составляющей ядерной триады СССР.

 «Хаёвец – это как американский президент, к которому и после ухода с должности пожизненно обращаются “президент”

.

Scroll To Top